Объединенный институт ядерных исследований

МУЗЕЙ истории науки и техники ОИЯИ



1

История ОИЯИ

М.Г. Мещеряков. Идея создания ОИЯИ
П.С.Исаев. Рождение ОИЯИ.
А.Расторгуев."Контактов, товарищи, видимо, не избежать..."

Идея создания ОИЯИ

Как зародилась идея создания Объединенного института ядерных исследований?

В июле 1955 года в актовом зале недавно воздвигнутого на Воробьевых горах центрального корпуса МГУ проходила сессия Академии наук СССР по мирному использованию атомной энергии. После моего доклада [автор статьи – М.Г.Мещеряков] общему собранию академии о результатах исследований, выполненных в 1950–1955 годах на советском синхроциклотроне, ускорявшем протоны до 680 МэВ, у президента АН СССР академика А.Н.Несмеянова состоялось чаепитие гостей сессии – ученых социалистических стран, на котором они были приглашены посетить Институт ядерных проблем АН СССР и ознакомиться с постановкой экспериментов на синхроциклотроне.

Во время этого визита естественно зашел разговор об участии ученых социалистических стран в исследованиях на этом ускорителе. Тогда это предполагалось осуществлять на основе двусторонних соглашений Академии наук СССР с соответствующими научными организациями социалистических стран.

Месяц спустя в Женеве проходила международная конференция по мирному использованию атомной энергии. Как-то в конце жаркого душного дня группа участников конференции – ученых социалистических стран – ужинала в кафе на берегу Женевского озера, от которого тянуло прохладой. Обсуждалась новость – созданный год назад Европейский центр ядерных исследований начал сооружать близ Женевы два протонных ускорителя: синхроциклотрон на 600 МэВ и кольцевой ускоритель на 30 ГэВ. Возникла мысль о создании аналогичного центра социалистических стран.

Соответствующее предложение получило поддержку во всех социалистических странах. В марте 1956 года в мраморном зале Президиума Академии наук СССР состоялось совещание ученых социалистических стран по вопросам организации нового научного центра.

От Академии наук СССР в совещании принимали участие академик А.В.Топчиев (глава делегации), профессор Д.И.Блохинцев и члены-корреспонденты АН СССР В.И.Векслер и автор этих строк. Совещание обсудило цели и характер деятельности создаваемого научного центра и проект его устава. Новый научный центр получил название «Объединенный институт ядерных исследований».

Обсуждалось и другое предложение – назвать научный центр «Восточным институтом ядерных исследований», но это название, имевшее географический привкус, было отклонено большинством участников совещания.

Соглашение об организации Объединенного института ядерных исследований было заключено между правительствами всех социалистических стран 26 марта 1956 года. В сентябре 1956 года полномочными представителями правительств социалистических стран был утвержден Устав Института.

В статье 4 Устава четко говорится: «Всей своей деятельностью Институт будет содействовать использованию ядерной энергии только для мирных целей на благо всего человечества». Это положение Устава выполнялось на протяжении всей деятельности Института.

Ученые Дубны всегда выступали против гонки ядерного вооружения. В 1978 году они гневно протестовали против намерений правящих кругов США развернуть производство и размещение в Европе нейтронных бомб.

В числе тех, кто оказал решающую поддержку идее создания Института и стоял первые годы у его колыбели, прежде всего следует назвать имена таких видных ученых, как И.В.Курчатов и Д.В.Ефремов (СССР), Л.Яноши (ВНР), Г.Позе и Г.Герц (ГДР), А.Солтан и Л.Инфельд (ПНР), В.Петржилка (ЧССР), Г.Наджаков (НРБ), Х.Хулубей (СРР). Увы, всех их уже нет среди нас.

В этот момент я вспоминаю ушедших от нас замечательных физиков, людей высокой культуры – Г.Позе, В.Вотрубу, М.Даныша, Г.Неводничанского, Л.Яноши, Г.Наджакова, Э.Джакова, Т.Тенесеску, Щ.Цицейку, с которыми мне пришлось в начале 1956 года обсуждать проблемы, связанные с организацией Объединенного института, выработкой его устава. Трудно переоценить их роль в установлении в стенах нашего Института с первых дней его возникновения духа высокого академизма, тесного интеллектуального сотрудничества физиков всех социалистических стран...

В момент организации Института предполагалось проводить экспериментальные исследования на переданных безвозмездно Институту синхроциклотроне на 680 МэВ и строящемся синхрофазотроне на 10 ГэВ, а также на проектируемом импульсном реакторе. Имелось также в виду создать в Институте крупный теоретический центр, оформившийся вскоре в Лабораторию теоретической физики.

СинхроциклотронСинхрофазотрон

Позже в Институте были построены ускорители тяжелых ионов, развернуты работы в области автоматизации научных исследований, создания новых методов ускорения частиц, конструирования разнообразной электронной аппаратуры для ядерно-физических исследований.

В.И. Векслер у пульта управления синхрофазотрона
К настоящему времени спектр научных исследований в Институте крайне расширился, возможно, даже слишком. В этом отношении ОИЯИ резко отличается от ЦЕРН. Если говорить о главных итогах деятельности Института с момента его возникновения, то, бесспорно, учеными Дубны сделан существенный, порой определяющий вклад в развитие некоторых областей физики ядер и частиц. В стенах Института возник ряд идей, обогативших и углубивших наши представления о физическом мире.

Детальная оценка тех или иных достижений Института, особенно человеком, работающим в нем с самого начала, неизбежно будет носить печать субъективности и односторонности. Однако нельзя не отдать должное тому факту, что за годы существования Института в нем выросла и сформировалась плеяда ученых социалистических стран. Многие из них, вернувшись на родину, возглавили крупные исследовательские центры в своих странах и успешно продолжают научную деятельность, начатую в Институте.

Сама идея объединения и координации усилий и ресурсов социалистических стран в области фундаментальных исследований по физике ядра и частиц выдержала испытание временем. Вся история Института – свидетельство того, что результат самоотверженных усилий наших народов, коллективного разума наших правительств и ученых – огромное научное и социальное достижение. Подтверждением тому является мировая известность ОИЯИ, фундаментальные открытия ученых Института и их высокая социалистическая гражданственность.

Дальнейшее развитие Института, как и других аналогичных центров, кроме внешних предпосылок, зависит от того, в какой мере удастся сконцентрировать их деятельность на решении проблем переднего края науки. Непреходящее значение имеют такие субъективные факторы, как гибкость ума исследователей, их готовность усваивать новое, сохранение в Институте духа свободного научного творчества...

М.Г. Мещеряков

Из книги: «Дубна – остров стабильности. Очерки по истории Объединенного института ядерных исследований. 1956-2006. М.: Академкнига, 2006», с. 14-16. Впервые опубликовано в 2000 году в сборнике, посвященном 90-летию М.Г. Мещерякова.


Рождение ОИЯИ

(по материалам статьи П.С.Исаева «Первые годы биографии ОИЯИ»)

ОИЯИ. Первое заседание комитета полномочных представителей. 1956 год

Трудно восстановить исторический факт: кто первым предложил создать Объединенный институт ядерных исследований (ОИЯИ). Но несомненно, что толчком к его созданию было официально провозглашенное примерно на два года раньше, в сентябре 1954-го, создание аналогичного объединенного института стран Западной Европы – ЦЕРН, расположившегося в Швейцарии (г. Женева), и наличие мощной экспериментальной базы в СССР.

Совещание по вопросу организации Объединенного института ядерных исследований (ОИЯИ) проходило в конференц-зале Президиума АН СССР в Москве с 20 марта по 26 марта 1956 года. К этому времени были уже обсуждены и подготовлены решения ряда вопросов: место расположения института, проекты строительства экспериментальных установок, взносы участников Института, организация руководства. В совещании приняли участие делегации Албании, Болгарии, Венгрии, ГДР, Китая, Северной Кореи, Монголии, Польши, Румынии, СССР (руководитель делегации академик А.В.Топчиев; члены делегации Д.И.Блохинцев, В.И.Векслер, М.Г.Мещеряков; представитель от МИД СССР С.К.Царапкин), Чехословакии.

Академик А.В.Топчиев определил задачи совещания: «... Данное совещание является учредительным и не преследует цели решить большой круг вопросов, относящихся к организации Восточного института ядерных исследований [так назывался ОИЯИ в течение всех шести дней совещания вплоть до заключительного заседания], тем более что в ближайшем будущем предстоит разработать проект устава Института и ряд других документов, регулирующих деятельность Института...». Первым докладчиком по проекту создания Восточного института ядерных исследований был Д.И.Блохинцев. Он подчеркнул, что ОИЯИ будет базироваться на двух академических организациях: Институте ядерных проблем АН СССР (ИЯП АН СССР) и Электрофизической лаборатории АН СССР (ЭФЛ АН СССР).

ИЯП АН имеет самый крупный в мире ускоритель протонов – синхроциклотрон на энергии протонов 680 МэВ. В нем 6 докторов наук, 20 кандидатов наук, 150 инженеров и 200 высококвалифицированных рабочих. Директор ИЯП АН СССР, член-корреспондент АН СССР М.Г.Мещеряков.

В ЭФЛ АН СССР создается крупнейший в мире синхрофазотрон с планируемой энергией пучка протонов – 10 млрд. эВ. В этой лаборатории работают 3 доктора наук, 11 кандидатов наук, 115 инженеров и 190 квалифицированных рабочих. Директор ЭФЛАН, член-корреспондент АН СССР В.И.Векслер.

«... Описанные выше установки позволяют изучать ядерные процессы при высоких и сверхвысоких энергиях. Диапазоны малых и умеренных энергий ими не покрываются. С целью восстановления этого пробела и расширения фронта работ в области ядерной физики в Восточном институте следует построить еще две большие установки: ускоритель многозарядных ионов и атомный реактор с большой плотностью потока...». Коснувшись организации теоретических работ, Д.И.Блохинцев сказал: «... Огромный комплекс экспериментальных работ в Восточном институте не может успешно развиваться без кооперации с интенсивной теоретической работой... Следует обеспечить Восточный институт необходимой вычислительной техникой... Поэтому представляется целесообразным организовать в рамках Восточного института крупную Лабораторию теоретической физики с секторами и отделами, призванными непосредственно обслуживать тематику главнейших экспериментальных лабораторий Восточного института...»

Далее в докладе говорилось: «... Целесообразно установить следующую структуру Восточного института:

  1. Лаборатория ядерных проблем. На основе синхроциклотрона на 680 МэВ и ускорителя многозарядных ионов.
  2. Лаборатория физики высоких энергий. На основе синхрофазотрона на 10 ГэВ.
  3. Лаборатория теоретической физики с расчетным отделом, с электронно-вычислительными машинами.
  4. Лаборатория нейтронной физики. На основе реактора с высокой плотностью потока нейтронов, с «горячей» лабораторией...»

Для развития материаловедческих и радиохимических работ, проводимых на нейтронном реакторе, необходимо было сооружение по соседству с реактором «горячей» лаборатории, которая должна была иметь кабины с оборудованием для дистанционной работы по радиохимии и материаловедению. Сегодня, спустя 40 лет, мы видим, насколько современными были планы создания Объединенного института, насколько глубоко была продумана стратегия его структуры и стратегия научных исследований. Пожалуй, единственным отклонением от предложений Д.И.Блохинцева было создание ускорителя многозарядных ионов не в рамках Лаборатории ядерных проблем, а его выделение (и выделение всей тематики) в отдельную Лабораторию ядерных реакций, что вскоре и было сделано.

В докладе другого представителя делегации СССР С.К.Царапкина (МИД СССР) были предложены доли взносов (квоты) членов Восточного института. Было также подчеркнуто, что государства – члены Института не будут участвовать в покрытии расходов, понесенных Советским Союзом на сооружение существующих научно-исследовательских организаций, передаваемых Советским Союзом в состав Восточного института.

21 марта 1956 года все делегации, представленные на учредительном совещании, посетили ИЯП и ЭФЛАН и своими глазами увидели исследовательские возможности этих научных организаций. Подчеркнем, что дубненский синхрофазотрон сохранял мировое лидерство по энергиям ускоренных протонов до 1959 года (до запуска PS в ЦЕРН).

В ходе дискуссии по докладам Д.И.Блохинцева и С.К.Царапкина возникло предложение о создании Финансового комитета для контроля за финансовой и хозяйственной деятельностью Института. Глава советской делегации А.В.Топчиев от имени своей делегации внес предложение: «Для контроля финансовой деятельности Института и рассмотрения проектов его бюджета учредить Финансовый комитет из представителей всех государств-членов. Каждое государство-член имеет одного представителя в Финансовом комитете. Члены комитета назначаются правительствами соответствующих государств...». Это предложение было принято.

На совещании возникло также предложение о создании Комитета полномочных представителей. Для руководства Институтом была принята такая схема: директор Института и два его заместителя. Директор Института назначает своего заместителя по хозяйственной части. Должен быть образован Ученый совет Восточного института. Его председатель – директор Института. Директора лабораторий (на правах институтов) утверждаются Ученым советом Института.

26 марта в 12 часов 25 минут по московскому времени началось 4-е заседание совещания, на котором принимаются следующие решения:

  1. Утвердить соглашение об организации Восточного института ядерных исследований.
  2. Создать комиссию для внесения предложений об изменении названия Института.
  3. Дирекции Института в 3-месячный срок разработать и представить на рассмотрение правительств – членов Института проект устава Восточного института ядерных исследований.
  4. Избрать директором Института члена-корреспондента АН УССР, доктора физ.-мат. наук, профессора Д.И.Блохинцева, а его заместителями – профессора Марианна Даныша (ПНР) и профессора Вацлава Вотруба (ЧССР).
  5. Послать приглашение правительству Северного Вьетнама вступить в Институт.
  6. Просить правительства государств – членов Института в 2-месячный срок сообщить о назначении членов Ученого совета Института и Финансового комитета.
  7. Инициативу созыва первого заседания Ученого совета предоставить директору Института.

26 марта было принято «Заключительное сообщение о совещании по вопросу организации Объединенного института ядерных исследований». В нем записано: «... Соглашением предусматривается учреждение международной научно-исследовательской организации под названием «Объединенный институт ядерных исследований» с месторасположением в СССР...».

Соглашением предусматривалось дополнительное сооружение:

  1. Лаборатории теоретической физики с расчетным отделом и электронно-вычислительными машинами;
  2. Лаборатории нейтронной физики с экспериментальным ядерным реактором с высокой плотностью потока нейтронов;
  3. циклотрона, предназначенного для ускорения многозарядных ионов различных элементов.

И, наконец, отдельным протоколом, утвержденным в 18.00 26 марта, заседание решило: «Принять предложение комиссии, созданной на четвертом заседании совещания по вопросу об организации Восточного института ядерных исследований 26 марта 1956 года, об изменении названия Восточного института ядерных исследований и впредь именовать его Объединенный институт ядерных исследований».

Дата 26 марта 1956 года и есть дата организации Объединенного института ядерных исследований.

Впервые опубликовано в еженедельнике «Дубна: Наука. Содружество. Прогресс». №2 от 17 января 1996 г. Вторая публикация в книге: Дубна – остров стабильности. Очерки по истории Объединенного института ядерных исследований. Под общ. Ред. В.Г.Кадышевского, А.Н.Сисакяна, Ц.Вылова. М.: НКЦ «Академкнига», 2006. – С.20-24.


Сайт ОИЯИ    Еженедельник ОИЯИ Web-master Техническая поддержка - ЛИТ ОИЯИ